sapiens4media (sapiens4media) wrote,
sapiens4media
sapiens4media

Портняжное и сапожное ремесленные производства

Оригинал взят у mor77 в Портняжное и сапожное ремесленные производства
Среди ремесел на протяжении всего рассматриваемого периода выделяются портняжное и сапожное ремесленные производства, труд на которых требовал сравнительно высокой квалификации и был недоступен и непосилен для многих горожан (в изделиях утилитарное господствовало над художественным). На втором месте прочно утвердились ремесленники, занимавшиеся изготовлением предметов домашнего обихода (кузнецы, столяры, плотники, слесари, гончары, керамисты). Здесь художественный элемент достаточно часто преобладал над утилитарным. Затем идут часовщики, печатники, переплетчики. Однако и у первых, и у вторых, и у третьих изделия выполнялись не столько на заказ, сколько на рынок. Спросом пользовались работы мастеров кожевенных дел (скорняки, сафьянники, портные). Именно в те годы в их честь были названы Кожемячская слобода, Кожевенная улица (именно здесь жили и работали витебские кожевенники). Традиционно высококачественная выделка кож и мехов, мастерство портных и сапожников позволяли витебским изделиям пользоваться спросом не только на местных рынках, но и за пределами Белоруссии — на рынках Москвы, Петербурга, Варшавы, Риги, Киева, других городов России. Как отмечалось в одном из архивных документов, в середине XIX в. «половина России знала витебский товар».
28-11-2013_17·44·04
В Витебске к концу XIX в. было налажено суконное производство, имелись набоечные мануфактуры (одна существовала с 1838 г.), развивалось художественное ткачество (например, на выставке 1881 г. в Витебске многие рукодельницы за высокий художественный уровень представленных изделий получили похвальные листы и медали), шитье шелком и бисером.

Большое количество стеклянных изделий, найденных на территории старой части Витебска в ходе археологических работ конца 1970—1980-х гг., позволяет высказать предположение о развитии стекольного дела в позднесредневековой Витебщине.

В ходе раскопок 1982 г., проведенных северо-восточнее Благовещенской церкви г. Витебска, обнаружено более 30 экземпляров стаканов, стопок, бутылок, бутылей разных размеров и конфигураций. Значительный интерес представляют 2 клейма, одно из которых является, вероятно, личным знаком стеклодува. На пластинке диаметром 6 см изображен лев, держащий в передних лапах атрибуты стеклодела: понтию и стеклянные трубки. Возле задних лап льва изображена бутылка XVII в. Археолог Т. Бубенько считает (и с этим мнением, если учесть, что раскоп проводился на территории Нижнего замка, недалеко от речной пристани, можно согласиться), что в XVII в. здесь могло находиться питейное заведение. Еще одна мастерская по производству стеклянных браслетов найдена в ходе раскопок в 1984 г. южнее Благовещенской церкви. Ее существование датируется более ранним периодом. Здесь обнаружены несколько льячек с застывшей стекломассой, стеклянные шлаки, большое количество готовых изделий.

Т. Скрипченко подчеркивает особые колористические характеристики витебских стеклянных браслетов — около 80% из них зеленого цвета. В отличие от зеленых браслетов из других мест, имевших коричневато-зеленый оттенок, витебские в абсолютном своем большинстве имели чистый зеленый (изумрудный и травяной) цвет. К сожалению, данных для вывода о местном производстве браслетов в XVI—XVII вв. недостаточно. Однако поразительное многообразие и отсутствие аналогов крайне любопытно и оставляет место для исследовательской работы. Наличие в Витебске XVII в. значительного числа стеклянных гут отмечает и М. Яницкая.

О развитии стекольного производства в Витебске говорят следующие данные: в 1895 г. в Витебской губернии работало 188 стеклоделов, в том числе рабочих — 18, учеников — 4; в 1900 г. работал 191 стеклодел, в том числе мастеров — 179, рабочих — 3 и учеников — 9; в 1914 г. количество стеклоделов увеличилось до 267 человек, в том числе мастеров — до 211 человек, рабочих — до 48, учеников — до 8.
Изделия бытового назначения не отличались высокохудожественным оформлением. Сказывалось отсутствие «школы», к тому же витебские стеклоделы не имели вековых традиций (таких, например, как у металлообработчиков, кожевенников или сафьянников). Нельзя сбрасывать со счетов и такое обстоятельство, как недостаток высококачественного сырья, необходимого при художественной обработке стекла.

Развитие промышленности, и в первую очередь текстильной и бумагоделательной, вызвало к жизни появление таких видов народного искусства, как вытинанка, набиванка (набойка, выбойка — способ украшения ткани узором с

помощью доски-клише с рельефным рисунком). Несколько слов о вытинанке как виде декоративно-прикладного искусства, относящегося к созданию узоров из бумаги (иногда называется «выстриганка», «вырезанка») будто бы символизирующих тепло очага, уют и любовь к ближним и всему миру. В конце XIX — начале XX в. вытинанка была не менее популярной, чем художественная вышивка или вязание. Ее развитие на Поозерье (а вытинанка пришла в Белоруссию из Польши) связано с переходом от курных хат к «чистым». Деревенские жители, да и горожане — выходцы из пригородной деревни, всегда искали материалы для художественного оформления интерьера своего жилища. И одним из таких средств стало дешевое изделие из бумаги, выполненное в русле геометрических, растительных, реже зооморфных и антропоморфных мотивов. При этом силуэтное вырезание имело не только симметричную, но и асимметричную форму. Укрепляли вытинанки на балках, стенах, окнах, иконах.

Мотивы вытинанок были самыми разнообразными («солнце», «луна», «куколки», «сухарики»), но чаще всего они повторяли традиционные узоры ткачества, вышивки, резьбы по дереву, отражали сюжеты на национальные темы. Вытинанка базировалась на использовании контрастных цветов — белого, являющегося фоном, и черного, представляющего вырезанный узор. Ее часто дополнительно украшали аппликацией, подклеивая кусочки цветной бумаги.

Вытинанки Поозерья и Верхнего Поднепровья имели три основных вида: симметричная, центричная и рапортная. Для симметричной бумагу складывали пополам и наносили лишь половину рисунка, учитывая симметричность. Центричная вытинанка чаще всего была представлена снежинками. Этот вид имел несколько осей симметрии, проходящих через единый центр. Рапортный вид использовался при изготовлении гирлянд: лист бумаги складывался гармошкой, на него наносился рисунок, который вырезался ножницами.

Что касается искусства набиванки, то изделия такого рода использовались при изготовлении светской и культовой одежды, бытовых вещей (набивных ковров, покрывал, скатертей, занавесок), флагов, обложек книг. Архивные данные свидетельствуют, что во второй половине XIX в. в Витебске работали 2 набивные фабрики-мастерские. При этом одна из них вела свою историю с 1838 г. Мастерская Гуланова выпускала до 100 тысяч аршин набойки в год (в середине 1860-х гг. из мастерской она превратится в синельно-набойную фабрику).

Витебские набиванки изготовлялись двумя способами. Первый, когда цветной рисунок отбивался на натуральном белом (иногда чуть окрашенном) фоне (доску (клише) с покрашенным плоским рельефным рисунком клали на ткань и прижимали с помощью деревянного молотка) — «набойка»; второй, когда неокрашенный наносился на цветную ткань (на окрашенную доску с контррельефным рисунком клали цветную ткань и прижимали валиком) — «выбойка». Простота, лаконичность, ритмическая целостность достигались как наиболее соответствующие цели. Обычно набиванки делали в один цвет — чаще всего синий (поэтому в народе специалистов набойщиков часто называли синельниками), хотя применялись также желтые, зеленые, голубые, серые и красные тона. Нельзя не подчеркнуть такую особенность: сдержанность белого и синего цветов была особенно привлекательной для жителей северо-белорусского региона, именно она соответствовала их восприятию природы, психологической склонности к эмоциональной сдержанности, невосприятию надуманной пестроты и т.д.

Мастера набойки чаще всего использовали масляные краски. В Витебске широко использовался способ «набойки глиной»: ткань с нанесенными белой глиной купоросом, вишневым клеем и другим рисунком красили (главным образом, в синий цвет), после этого глину отмывали, в результате получался неокрашенный рисунок на синем фоне.

При изготовлении разноцветных набиванок для каждого цвета использовали специальную доску, чаще всего размером 20 х 30 см (в начале XX в. в Витебском древнехранилище экспонировалось несколько образцов набиванки и около 100 набоечных досок и других приспособлений набоечного дела; до нашего времени не сохранились). Сначала доски были деревянными, а со второй половины XIX в. для передачи тонких линий и точек резной узор доски стали чередовать с металлическими тонкими медными пластинами и гвоздями, набитыми в доске, что позволяло делать рисунок более утонченным и привлекательным, украшать его точеным орнаментом (пино).

Витебские мастера не только использовали широко распространенные на белорусской земле рисунки «в клеточку», «в сетку», но чаще всего включали в свои рисунки цветы василька, розы, ромашки, тюльпана, сирени. Отдельные мастера использовали зооморфные мотивы: изображение близких восприятию белорусов животных и птиц — лошадей, оленей, лосей, петухов, дроздов. Можно согласиться с выводами исследователей, что, с одной стороны, искусство набиванки было стилистически связано с другими видами народного искусства (ткачеством, вышивкой, разрисовкой), а с другой — оно практически забыто и потеряно (хотя примитив прошлого не всегда коррелируется с пониманием истинности художественного смысла и сущности предмета). Набойки витебских мастеров широко использовались при пошиве одежды (чаще всего праздничной), украшении полотенец, покрывал, других изделий бытового назначения.

Такое же широкое распространение, правда, больше в сельской местности, получила вышивка, которой украшались передники, женские и мужские рубахи, рушники, занавески, покрывала на кровати и подушки, декоративные панно. Искусство вышивки, по сравнению с другими видами рукоделия, распространенными в Витебском Поозерье и Поднепровье (нитенка, вытинанка), можно считать наиболее древними — наряду с эстетическими свойствами вышивка выполняла магическую, обрядовую роль. Считалось, что в качестве оберега она могла защитить человека от злых сил, болезней и даже смерти. Может быть, поэтому вышивкой традиционно украшались те части одежды, которые открывали доступ к телу: горловина, нагрудная часть, подол, рукава и манжеты. На женских рубахах вышивка обязательно украшала плечи и предплечья. Вышивка на рукавах являлась символом засеянной нивы, нуждавшейся в трудолюбивых женских руках. Рукава, как правило, богато украшались геометрическим орнаментом, где можно было увидеть графические символы засеянного поля — разделенные на четыре сегмента ромбы с «зернышками» внутри каждого сегмента. Нередко ромбы в вышитом орнаменте соседствовали с крестами — такое сочетание символизировало созидание женского и мужского начал. Кстати, мужские рубахи имели вышивку на груди, манжетах и по низу изделия.

Subscribe
Buy for 50 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments